Тамбовское пчеловодство особенности

Региональные власти хотят помочь пчеловодам нормативным регулированием

Власти Тамбовской области, столкнувшись с массовой гибелью пчел в регионе в 2019 году, хотят избежать подобных инцидентов в будущем за счет принятия регионального закона о пчеловодстве. За основу планируется взять так и не принятый федеральный закон 1998 года, среди основных положений которого — четкая процедура оповещения о применении химикатов на полях. Пчеловоды, впрочем, опасаются, что закон принесет больше вреда, чем пользы, а выход видят в оперативном уведомлении об обработке полей химикатами, к примеру, через СМС-рассылку.

Способы поддержки тамбовских пчеловодов обсуждались на прошедшей в конце прошлой недели встрече фермеров с чиновниками и депутатами областной думы. Вчера в облдуме сообщили “Ъ-Черноземье”, что инициативная группа пчеловодов вместе с обладминистрацией решила подготовить профильный региональный закон. По словам курирующего АПК вице-губернатора Сергея Иванова, закон упорядочит процесс взаимодействия между аграриями, ветслужбой, пчеловодами и муниципальными властями. Аналогичные законы уже приняты в Белгородской и Воронежской областях, Алтайском крае и других субъектах.

Региональные власти констатировали массовую гибель пчел нынешним летом в Мичуринском и Сосновском районах. Сами пчеловоды отмечают, что насекомые гибнут в большинстве районов региона, а число погибших ульев определяют в несколько тысяч. Сумму ущерба из-за волатильности рынка пчеловоды оценить затрудняются.

Близкий к региональной власти собеседник “Ъ-Черноземье” рассказал, что при подготовке нормативного акта будет использоваться проект общероссийского закона о пчеловодстве, принятый Госдумой и одобренный Совфедом в 1998 году, но отклоненный президентом Борисом Ельциным. На нормах этого закона, по словам собеседника “Ъ-Черноземье”, базируется большинство из принятых в 47 субъектах региональных законов о пчеловодстве. Среди основных положений проекта 1998 года — правила размещения ульев с пчелиными семьями, вопросы собственности пчелиных роев и мероприятия по охране медоносных пчел.

Отдельно оговаривается предотвращение отравления медоносных пчел пестицидами и агрохимикатами. Для этого закон предусматривает оповещение аграриями пчеловодов через СМИ о возникновении опасных для насекомых ситуаций. При применении агрохимикатов граждане и юрлица обязаны не менее чем за трое суток «персонально в письменной форме» или через СМИ предупредить пчеловодов, имеющих пасеки менее чем в 5 км от обрабатываемых полей. При этом должен быть указан уровень токсичности агрохимикатов.

Сами тамбовские пчеловоды, впрочем, не верят в эффективность законодательного регулирования. Присутствовавший на встрече с чиновниками руководитель Тамбовского общества пчеловодов Максим Чепурнов отмечает, что в отдельных субъектах профильный закон принес больше вреда, чем пользы: «Зачем-то ограничили количество ульев на гектар, что создало излишние затруднения. Закон — не выход. Администрация Тамбовской области и депутаты реально пытаются помочь пчеловодам, но объективно ничего не могут сделать».

По словам господина Чепурнова, одной из наиболее эффективных мер может стать организация СМС-рассылки, в которой аграрии будут уведомлять пчеловодов о применении химикатов: «В Липецкой области создали интернет-ресурс “спаси-пчел.рф”, но возраст большинства пчеловодов — более 60 лет, и для них это не самый удобный способ оповещения. У нас создан чат в WhatsApp, где мы оповещаем об обработке полей, но в нем всего 250 пчеловодов, а всего их в Тамбовской области 5,1 тыс.».

Подготовка к организации СМС-рассылки уже ведется, отмечает господин Чепурнов. Он также сообщил, что сегодня пчеловоды сталкиваются с другой проблемой, порождаемой использованием пестицидов аграриями — необоснованными опасениями покупателей относительно безопасности меда. При этом указанные проблемы, как считает господин Чепурнов, не всегда заботят крупных сельхозпроизводителей. Логика последних, как пояснил эксперт, проста: к примеру, ущерб от гибели рапса на среднем по размеру поле оценивается примерно в 10 млн руб. Это больше, чем заявленный объем компенсации всем пострадавшим пчеловодам в соседней Липецкой области.

Как гибнут пчелы в других регионах Черноземья

Произошедшие в регионах Черноземья случаи массовой гибели пчел от химикатов затронули сотни фермеров, а ущерб только в Курской области превысил 20 млн руб. Не дожидаясь рекомендаций Минсельхоза, на днях поступивших в регионы, местные власти начали самостоятельно разрабатывать способы поддержки пчеловодов.

Несладкая жизнь пчеловода

Тамбов, 19 марта – Аиф-Черноземье

Пчёлы – как люди

АиФ: – Максим Вадимович, как перезимовали тамбовские пчёлы?

М.Ч.: – В этом году не доживут до конца зимы примерно 20-30% пчелиных семей. Гибель пчёл – это самая главная проблема. В основном они погибают от болезней. Не даёт нам покоя клещ варроа, которого завезли в Россию в 1974 году. Бороться с ним всё сложнее и сложнее. Те лекарства, что помогали им раньше, теперь не действуют: пчёлы, как и люди, привыкают к медикаментам.

АиФ: – А есть положительные моменты?

М.Ч.: – Да, пчеловоды перестали ломать голову над тем, где достать корм полосатым работницам. Большие медосборы последних лет позволяют нам кормить пчёл натуральным мёдом. Но есть и обратная сторона медали. Это проблема сбыта. В регионе около 900 тонн непроданного мёда «висит» с прошлого года. Благо, что этот полезный продукт долго не теряет своих полезных качеств. По госстандартам хранить и реализовывать его можно на протяжении 10 лет.

Мёда стало больше

АиФ: – Перепроизводство связано с увеличением числа пасечников?

М.Ч.: – В определённом смысле – да. Растёт численность профессиональных пчеловодов. Те, кто раньше держал

10-15 пчелосемей, либо отказываются от пасек, либо расширяются. Это подтверждается большим количеством специализированных организаций. По числу пчеловодческих сообществ Тамбовщина лидирует во всей России. Для сравнения, в Москве всего три юридических лица, занимающихся пчеловодством. Разумеется, рост предложения, как правило, сказывается на цене продукта – она падает.

Читать еще:  О чем говорит поведение котят

АиФ: – Известно, что в 37 регионах действуют местные законы о пчеловодстве, которые регламентируют деятельность пасечников. Но Тамбовщина в их число не входит. Нужен ли нам аналогичный закон?

М.Ч.: – Сначала наши бортники загорелись идеей выйти с инициативой о принятии местного закона. Но потом «остыли», когда всё просчитали. Во-первых, может появиться налоговое бремя. Во-вторых, сразу же возникнет ограничение по содержанию ульев на определённой площади. У нас и так проблем хватает. Нередко приходится судиться из-за столкновений с хозяйствами, которые обрабатывают свои земли пестицидами, отчего гибнут наши пчёлы. Хотя есть постановление губернатора о том, чтобы предупреждать заранее о проводимой обработке земель химикатами. Бывают и курьёзные случаи. Соседи частенько подают в суд на пасечников, когда их жалят пчёлы.

Ярмарки помогают

АиФ: – В последнее время всё больше тамбовских пчеловодов можно увидеть на ярмарках?

М.Ч.:– Да, в этом, в отличие от стационарной торговли, есть своя выгода для пчеловодов. С нас не берут плату за аренду. Очевидны и положительные результаты Покровской ярмарки. Если в 2011 году палаток с мёдом на ней выставлялось 10, то в прошлом – уже 30. И только за один день продавалось около полутора тонн продукта. Конкретный интерес к ярмаркам есть у местных производителей, т. к. приезжие пчеловоды, как правило, продают мёд дороже. Ярмарочную систему хотим развивать по всей Тамбовщине.

АиФ: – А вам удается завоёвывать другие регионы?

М.Ч.:– Без лишней скромности могу сказать – да. Нередко привозим тамбовский мёд в Москву. В одном только «Манеже» выставляем 20 палаток. Другим регионам мы интересны и в плане обмена опытом. Нередко в Тамбовское общество пчеловодов приезжают на семинары даже без приглашения, чтобы поучиться у нас вести хозяйство. Мы открыты и готовы помогать тем, кто обращается за помощью.

На равных

АиФ: – Говорят, что интересно наблюдать за тем, как работают пчёлы.

М.Ч.: – Пчёлы – не просто труженики. Каждая пчелиная семья, по сути – грамотно организованное «государство». Всё у них распределено очень чётко. Некоторым чиновникам нужно поучиться у них рационально распределять время и обязанности. Есть пчелы, обогревающие расплод, т. е. пчелиных деток; есть охранники, не пускающие посторонних. Забавно рассматривать, как вылетают пчелы – задом наперёд. Так они запоминают путь, по которому нужно возвращаться в улей. А цветов различают больше, чем люди. Только красный цвет не знают. Пчелы лучше нас определяют, какой будет зима. Если много прополиса закладывают – холодной.

АиФ: – Вы всегда знаете, как себя с ними вести?

М.Ч.: – Да, когда подхожу к улью, чувствую настрой. Но работаю с ними, как правило, без сетки – на равных.

АиФ: – А агрессию что может у них вызвать?

М.Ч.: – Запах спиртного не переносят.

АиФ: – Может, применять их в борьбе с алкоголизмом?

М.Ч.: – Можно! (улыбается. – Ред.). Выпустить целый рой куда-нибудь в злачное местечко, где злоупотребляют вредными напитками.

АиФ: – Это точно. А взамен вредной привычке развивать у соотечественников культуру потребления мёда?

М.Ч.: – Да, это сегодня важно. Ведь, по сути, больше всего его едят люди пожилого возраста. А молодежь – неискушённая. Порой кидаются на экзотические названия сортов мёда, не зная, что там в основе.

АиФ: – А что, встречаются подделки?

М.Ч.: – Бывает. Например, добавляют в мёд муку, выдавая полученный продукт за мёд с маточным молочком. Но деятельность таких «находчивых» мы сразу пресекаем – убираем с ярмарок без возврата вырученных денег. Поэтому, выбирая мёд, помните поговорку: «Что выдаёт мёд? Глаза продавца!»

Несладкая жизнь пчеловода

Тамбов, 19 марта – Аиф-Черноземье

Пчёлы – как люди

АиФ: – Максим Вадимович, как перезимовали тамбовские пчёлы?

М.Ч.: – В этом году не доживут до конца зимы примерно 20-30% пчелиных семей. Гибель пчёл – это самая главная проблема. В основном они погибают от болезней. Не даёт нам покоя клещ варроа, которого завезли в Россию в 1974 году. Бороться с ним всё сложнее и сложнее. Те лекарства, что помогали им раньше, теперь не действуют: пчёлы, как и люди, привыкают к медикаментам.

АиФ: – А есть положительные моменты?

М.Ч.: – Да, пчеловоды перестали ломать голову над тем, где достать корм полосатым работницам. Большие медосборы последних лет позволяют нам кормить пчёл натуральным мёдом. Но есть и обратная сторона медали. Это проблема сбыта. В регионе около 900 тонн непроданного мёда «висит» с прошлого года. Благо, что этот полезный продукт долго не теряет своих полезных качеств. По госстандартам хранить и реализовывать его можно на протяжении 10 лет.

Мёда стало больше

АиФ: – Перепроизводство связано с увеличением числа пасечников?

М.Ч.: – В определённом смысле – да. Растёт численность профессиональных пчеловодов. Те, кто раньше держал

10-15 пчелосемей, либо отказываются от пасек, либо расширяются. Это подтверждается большим количеством специализированных организаций. По числу пчеловодческих сообществ Тамбовщина лидирует во всей России. Для сравнения, в Москве всего три юридических лица, занимающихся пчеловодством. Разумеется, рост предложения, как правило, сказывается на цене продукта – она падает.

АиФ: – Известно, что в 37 регионах действуют местные законы о пчеловодстве, которые регламентируют деятельность пасечников. Но Тамбовщина в их число не входит. Нужен ли нам аналогичный закон?

Читать еще:  Русская голубая кошка характер питомца

М.Ч.: – Сначала наши бортники загорелись идеей выйти с инициативой о принятии местного закона. Но потом «остыли», когда всё просчитали. Во-первых, может появиться налоговое бремя. Во-вторых, сразу же возникнет ограничение по содержанию ульев на определённой площади. У нас и так проблем хватает. Нередко приходится судиться из-за столкновений с хозяйствами, которые обрабатывают свои земли пестицидами, отчего гибнут наши пчёлы. Хотя есть постановление губернатора о том, чтобы предупреждать заранее о проводимой обработке земель химикатами. Бывают и курьёзные случаи. Соседи частенько подают в суд на пасечников, когда их жалят пчёлы.

Ярмарки помогают

АиФ: – В последнее время всё больше тамбовских пчеловодов можно увидеть на ярмарках?

М.Ч.:– Да, в этом, в отличие от стационарной торговли, есть своя выгода для пчеловодов. С нас не берут плату за аренду. Очевидны и положительные результаты Покровской ярмарки. Если в 2011 году палаток с мёдом на ней выставлялось 10, то в прошлом – уже 30. И только за один день продавалось около полутора тонн продукта. Конкретный интерес к ярмаркам есть у местных производителей, т. к. приезжие пчеловоды, как правило, продают мёд дороже. Ярмарочную систему хотим развивать по всей Тамбовщине.

АиФ: – А вам удается завоёвывать другие регионы?

М.Ч.:– Без лишней скромности могу сказать – да. Нередко привозим тамбовский мёд в Москву. В одном только «Манеже» выставляем 20 палаток. Другим регионам мы интересны и в плане обмена опытом. Нередко в Тамбовское общество пчеловодов приезжают на семинары даже без приглашения, чтобы поучиться у нас вести хозяйство. Мы открыты и готовы помогать тем, кто обращается за помощью.

На равных

АиФ: – Говорят, что интересно наблюдать за тем, как работают пчёлы.

М.Ч.: – Пчёлы – не просто труженики. Каждая пчелиная семья, по сути – грамотно организованное «государство». Всё у них распределено очень чётко. Некоторым чиновникам нужно поучиться у них рационально распределять время и обязанности. Есть пчелы, обогревающие расплод, т. е. пчелиных деток; есть охранники, не пускающие посторонних. Забавно рассматривать, как вылетают пчелы – задом наперёд. Так они запоминают путь, по которому нужно возвращаться в улей. А цветов различают больше, чем люди. Только красный цвет не знают. Пчелы лучше нас определяют, какой будет зима. Если много прополиса закладывают – холодной.

АиФ: – Вы всегда знаете, как себя с ними вести?

М.Ч.: – Да, когда подхожу к улью, чувствую настрой. Но работаю с ними, как правило, без сетки – на равных.

АиФ: – А агрессию что может у них вызвать?

М.Ч.: – Запах спиртного не переносят.

АиФ: – Может, применять их в борьбе с алкоголизмом?

М.Ч.: – Можно! (улыбается. – Ред.). Выпустить целый рой куда-нибудь в злачное местечко, где злоупотребляют вредными напитками.

АиФ: – Это точно. А взамен вредной привычке развивать у соотечественников культуру потребления мёда?

М.Ч.: – Да, это сегодня важно. Ведь, по сути, больше всего его едят люди пожилого возраста. А молодежь – неискушённая. Порой кидаются на экзотические названия сортов мёда, не зная, что там в основе.

АиФ: – А что, встречаются подделки?

М.Ч.: – Бывает. Например, добавляют в мёд муку, выдавая полученный продукт за мёд с маточным молочком. Но деятельность таких «находчивых» мы сразу пресекаем – убираем с ярмарок без возврата вырученных денег. Поэтому, выбирая мёд, помните поговорку: «Что выдаёт мёд? Глаза продавца!»

Профессиональный пчеловод Иван Любарец: «Подделывать мёд нет необходимости»

Уроженец Казахстана Иван Любарец переехал в Первомайский район двадцать лет назад. Пчеловодством же занимается с 14 лет, а это почти полвека. Иван Любарец –профессиональный пчеловод. В 1982 году он окончил факультет пчеловодства Народного университета «Человек и природа» при Алма-Атинском городском отделении Казахского общества охраны природы. Сейчас у него порядка пятидесяти пчелосемей, среди которых немецкие, кавказские и карпатские. Образование и опыт сделали своё дело – о мёде пчеловод со стажем знает всё.

– Иван Александрович, расскажите, как получается мёд?

– Процесс производства мёда весьма прост. Пчёлы собирают с цветов нектар. Нектар – это и есть будущий мёд, в котором содержится около 50 процентов воды. Собранный нектар пчёлы складывают в соты. Затем выпаривают его, вибрируя крыльями, после чего мёд становится густым. На это пчёлам требуется несколько дней. Далее пчёлы запечатывают его в сотах воском. Иногда пчеловоды качают мёд во время сильного медосбора, тогда в него попадает нектар, то есть суточный сбор мёда. В этом случае нектар разжижает мёд.

– Почему некоторый мёд кристаллизуется быстро, а какой-то – нет?

– На территории нашей необъятной страны растёт до восьмидесяти видов медоносных растений. Мёд из них разный, каждый имеет свои особенности и отличается не только по внешнему виду, запаху и вкусу, но и по качеству. Кристаллизация мёда зависит от того, с каких растений собран нектар. Например, мёд из крестоцветных (рапс, горчица, гречиха, подсолнечник) кристаллизуется быстро. Однако это не является показателем его плохого качества. С одуванчиковых (осот, молочай, одуванчик и другие полевые цветы) мёд кристаллизуется медленней и может долгое время находиться в жидком состоянии. Стоит отметить, что быстрее мёд кристаллизуется в холодном помещении.

– А отчего зависит цвет и запах мёда?

– Цвет и запах мёда также зависит от того, с каких цветов собран нектар. К примеру, с гречихи мёд тёмный и имеет резкий ароматный запах, с кипрея и малины – светлый и с нежным ароматом.

Читать еще:  Боязнь кошек: как называется фобия

– Какие ещё существуют виды мёда?

– Кроме цветочного мёда, есть и другие его виды. Падевый – это мёд, источником которого является падь, то есть сладкая клейкая жидкость на листьях растений, представляющая собой выделения насекомых. Пчёлы собирают падь в засушливые годы. Он обладает хорошим качеством и является отличным лакомством для человека, но не пригоден для питания пчёл зимой. Существует и экспрессный мёд. Получается он в том случае, когда пчёлам дают свежевыжатый сок (фруктовый, овощной, ягодный). Они его перерабатывают, добавляют ферменты и микроэлементы, а затем выпаривают, как и нектар, до двадцатипроцентной влажности. По содержанию витаминов экспрессный мёд иногда превосходит даже цветочный.

– А есть ли, как говорил герой всеми любимого с детства мультфильма Винни-Пух, «неправильный» мёд? Как отличить натуральный мёд от подделки?

– Бытует мнение, что некоторые нерадивые пчеловоды в мёд добавляют сахарный сироп и переваривают его с цветами. Но хочу успокоить читателей и покупателей – подделывать мёд нет необходимости. Как я уже говорил, на территории России растёт огромное количество медоносных растений. По статистике больше половины нектара остаётся неиспользованным пчёлами. Невыгодно это и с экономической точки зрения. Для получения натурального мёда пчеловод не затрачивает средств. Для изготовления же поддельного требуются затраты – на тот же сахар. К тому же при переработке сахарного сиропа пчёлы пропускают его через свой организм, обогащая ферментами и микроэлементами. В этом случае пчёлы сильно изнашиваются, что может привести к гибели пчелосемей. Если натуральный мёд ароматный, обладает высокими вкусовыми качествами, то поддельный – просто сладкий. Наверняка же отличить натуральный мёд от поддельного можно в специализированных лабораториях. Там специалисты, проверяя качество мёда, изучают состав продукта. Вряд ли покупатель захочет удостовериться в качестве продукта, купив 2-3 литра мёда, так как стоимость этой услуги не дешёвая. Однако, если возникнет такое желание, можно скооперироваться и коллективно обратиться в соответствующие инстанции.

– Ни для кого не секрет, что продукты пчеловодства широко используются в медицине. Что и при каких заболеваниях можно применять?

– При регулярном употреблении мёд укрепляет иммунитет, способствует повышению физической и умственной работоспособности, его используют как средство от усталости и утомления, для омоложения организма. Так же его используют при лечении болезней верхних дыхательных путей, щитовидной железы, желудочно-кишечного тракта, нервной системы. Но полезен не только мёд, но и все без исключения продукты пчеловодства.
Прополис применяют при лечении серьёзных ран, дерматитов. Его используют в борьбе с хроническим бронхитом, туберкулезом, аденомой простаты, простатитом. Прополис прекрасно справляется со многими инфекциями.
Пчелиный воск используется при ранах и ожогах, стимулирует обновление кожи, обладает антисептическим и заживляющим эффектом. Он оказывает благотворное омолаживающее влияние на кожу, способствует её регенерации.
Пыльцу применяют в качестве лекарственного средства при сахарном диабете. Кроме того, она оказывает благоприятное действие при лечении гипертонии, повышает аппетит, активизирует защитные возможности организма, нормализует работу кишечника, стимулирует потенцию. Средства на основе пыльцы назначают при анемии, малокровии, лучевой болезни.
Перга – это наиболее насыщенный полезными биологически активными составляющими продукт пчеловодства. Её применяют как в профилактических целях, так и при лечении атеросклероза, гипертонии, стенокардии, нервных расстройствах.
Маточное молочко используется в лечении туберкулёза, кишечной палочки, золотистого стафилококка, прекращает развитие грибков, сальмонелл.
Пчелиный подмор используется при производстве косметических средств. Лекарства, в состав которых входит пчелиный подмор, применяются для лечения эндокринной и мочеполовой системы, воспалительных процессов, ожогов, язв, глубоких ран, атеросклероза.

– Какие рекомендации вы бы могли дать начинающим пчеловодам? С чего начать и каковы затраты на начальном этапе?

– Главное – иметь желание. Затраты, конечно, будут, но они невелики. Начинающим пчеловодам, которые хотят заняться этим делом исключительно для себя, я бы посоветовал завести одну-две пчелосемьи, но элитных пород, например, кавказских, немецких, карпатских. Они самые медоносные, не роятся и не кусаются. Цена одной пчелосемьи, уже несущей мёд, варьируется от 4 до 5 тысяч рублей. Молодые же пчелосемьи, ещё не несущие мёд, стоят в два раза дешевле.
Но до того, как приобрести пчелосемьи, необходимо подготовить ульи и выбрать место для пасеки. Улей можно либо купить, либо смастерить самому. Цена нового улья варьируется от 2 до 3 тысяч рублей. Место для пасеки лучше выбрать за городом, можно разместить её во дворе, в идеале – в саду, ближе к полю или лесу. Ну и, конечно же, важно вплотную заниматься их содержанием. С рекомендациями по уходу и содержанию пчёл можно самостоятельно ознакомиться в Интернете или обратиться за советами и к опытным пчеловодам.

– Были ли в вашей пчеловодческой практике какие-то необычные случаи, которые до сих пор хранятся в вашей памяти?

– Да, был один такой случай. Я работал на пасеке в Краснодарском крае. В очередной раз мы с коллегами вывезли пасеку в лес, а сами отъехали в город. Возвращаемся, а на пасеке медведь переворачивает ульи. Пчёлы гудели, медведь ревел. Мы отправились в ближайшую деревню за охотниками, приезжаем обратно – медведя нет. Благо, косолапый только пошалил, ульи остались невредимы, да и пчёлы быстро успокоились. Охотники нас предупредили, что медведь вернётся снова, и предложили подкараулить его с охотничьими собаками. Они были правы – медведь вернулся, но, увидев собак, убежал и больше не возвращался.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector